feedburner

Гениальность и безумие.

Метки:

Фото к статье Прочитал роман Владимира Набокова "Защита Лужина". Очень сильное произведение, уже несколько дней не отпускает меня. Поэтому я решил отписать несколько мыслей по этому поводу, тем более, что в романе напрямую затрагиваются вопросы душевного здоровья и гениальности.

Герой произведения Лужин - шахматист, для которого шахматный мир стал реальнее окружающей его жизни. По сути дела, Набоков написал портрет гения. И ему это более чем удалось, потому, что и сам он без сомнения таковым был. А кто, как не сам гений, может провести грань между гениальностью и безумием?

Лужин, с детства, не от мира сего. Для него окружающая реальность, неприветлива и угрюма. Шахматы открывают ему другой мир, который он бережно хранит и скрывает от окружающих. Постепенно все его мысли, ощущения и переживания переносятся в плоскость шахматных фигур. Действительность Лужин воспринимает сквозь призму шахматных комбинаций. В переплетении теней на полу, в происходящих событиях, во всём - он видит шахматную партию. Этакая, шахматная "Матрица".

Сюжет романа ведёт нас к поединку Лужина с другим гением шахмат Турати. Лужин настолько сосредоточен на этой игре, что не видит ничего вокруг себя, забывает где он и куда надо идти, просыпается в одежде и не помнит спал он или нет. В конце концов, он на грани помешательства, теряет сознание и оказывается в больнице. Врачи запрещают ему играть в шахматы.

После этого, Лужин пытается жить "как все". Он женится, любит, учится рисовать... Но жизнь не перестаёт делать шахматные ходы, от которых Лужину приходится постоянно искать защиту. И, однажды, Лужин решил выйти из игры. Он сошёл с ума и выбросился в окно.

Книга о том, что гениальность и помешательство часто очень близки друг к другу. Споры об этом идут давно. Скорее всего так оно и есть, но не всегда. Обезумели в своей гениальности Тассо, Свифт, Шуман, Гендель, Гофман, Ницше, Чюрленис. Страдали психическим расстройством Гоголь, Врубель, Ван Гог, Эдгар По... Сальвадор Дали, говорил, что единственное, чем он отличается от сумасшедшего, – это то, что он не сумасшедший. У Чезаре Ломброзо даже есть такой труд - «Гениальность и помешательство», в котором он последовательно доказывает прямую связь этих явлений.

Возникает вопрос, что первично в этих гениальных безумцах, их гений или помешательство. Скорее всего, то, что мы называем, психической болезнью, способствует развитию таланта. Создаёт для него почву, может быть, мотивирует. Но ведь были же гении и с устойчивой, здоровой психикой. Разобраться в этом сложно. Если вы, конечно, не гений или не безумец. Хуже, когда люди считающие себя творческими, ищут "искусственного безумия", при помощи алкоголя и наркотиков. Стивен Кинг, например, рассказывает, что не помнит как написал некоторые книги, из-за наркотического опьянения. Уже много лет, правда, он воздерживается от такого рода стимуляторов, поняв их губительную сущность.

Не знаю, имел ли сам Набоков какие либо психические отклонения, но гением он был, несомненно. Вот отрывки из его "Шахматной матрицы" рисующие портрет Лужина - "шахматного Нео":

"Все время, однако, то слабее, то резче, проступали в этом сне тени его подлинной шахматной жизни, и она,  наконец, прорвалась наружу, и уже была  просто ночь в гостинице, шахматные мысли, шахматная бессонница, размышления  над  острой защитой, придуманной им против дебюта Турати. Он ясно бодрствовал,  ясно  работал ум, очищенный от всякого сора, понявший, что все, кроме шахмат, только очаровательный сон, в котором млеет и тает, как  золотой  дым  луны,  образ  милой, ясноглазой барышни с голыми руками. Лучи его сознания, которые, бывало,  рассеивались,  ощупывая окружавший  его  не  совсем понятный мир, и  потому  теряли  половину  своей  силы,  теперь окрепли, сосредоточились,  когда этот мир расплылся в мираж, и уже не было надобности о нем беспокоиться. Стройна, отчетлива и богата приключениями была подлинная жизнь, шахматная жизнь, и с гордостью  Лужин  замечал,  как  легко  ему в этой  жизни властвовать, как все в ней слушается его воли и покорно его замыслам."

"Лужин мрачно пожал плечами, глядя на пол, где  происходило  легкое, ему  одному  приметное движение, недобрая дифференциация теней...вытоптав  в одном месте тень, с тоской увидел, что далеко от того места, где  он  сидит,  происходит  на  полу новая  комбинация....Тут неприятности на полу так обнаглели, что Лужин невольно протянул руку, чтобы  увести  теневого  короля  из-под  угрозы световой пешки. И  вообще,  с  этого  дня  он  стал  избегать  сидеть  в гостиной,  где  было  слишком  много  всяких  деревянных вещиц, принимавших, если долго смотреть  на  них,  очень  определенные очертания.  Его невеста замечала, как, с каждым турнирным днем, он все хуже и хуже выглядит. Мутно-фиолетовые оттенки появились у него вокруг глаз, а тяжелые веки были воспалены. Он  был  так бледен, что  всегда казался плохо выбритым, хотя, по настоянию невесты, брился каждое утро."

Таким образом, я бы сказал, что гениальность - почти всегда связана с созданием другой реальности. Реальности в которой живёт сам гений и созданные им материи. Чем больше эта реальность отличается от нашей, тем более вероятно, что мы назовём её создателя "не от мира сего", и наоборот. О безумии, можно говорить, когда гений теряет контроль над созданной им реальностью. Хотя всё это только мои мысли, возможно, далёкие от истины.
 
Ведите здоровый образ жизни, читая блог о здоровье  "Будь здоров, Иван Петров!"